Мой отзыв о курсе «Задачи и техника лингвистической экспертизы» и почему я не стала получать по нему сертификат.

Рассматриваю законопроект о судебно-экспертной деятельности и высказываю некоторые предложения. Да, неоднозначные, но такова моя позиция.

В комментариях спросили моего мнения по выводам одного эксперта относительно оскорбительного смысла слова «чмошник». Привожу свой анализ спорного слова.

В начале октября «Агора» распространила в Сети методичку МВД для следователей о том, как выявлять в интернете «неуважение к власти» и что делать потом. В общих чертах о сути документа уже писала «Адвокатская газета», и я не буду останавливаться на этом. Важно, что в методичке любопытного для лингвиста-эксперта.

Стоит или нет в наше время иметь и демонстрировать личную позицию, если ты судебный эксперт? Излагаю своё вИдение.

Разбираемся, был ли действительно призыв в видео, процитированном в ролике канала «Борная солянка» с провокационным названием «Американская экошиза потребовала бомбить Россию».

«Исчезла культура диалога. Вместо того, чтобы поспорить со мной, обсудить главную мысль моего текста, силовики возбуждают уголовное дело. У них нет другого ответа для меня, они просто отвыкли отвечать как-то иначе». Псковская журналистка Светлана Прокопьева, которую обвиняют в «оправдании терроризма с использованием СМИ», ответила на вопросы о лингвоэкспертной составляющей её процесса, своих планах и уроках, которые обществу предстоит усвоить из её дела.