В январе 2021 года вступили в силу поправки в ряд российских кодексов. В частности, изменились критерии квалификации таких правонарушений, как оскорбления. Новеллы создали лингвистам значительные затруднения, из которых нужно как-то выходить при производстве экспертизы. Какой выход вижу я?

0

Приглашаю порассуждать вместе со мной над фразой, ставшей камнем преткновения в двух экспертизах в тяжбе «Башспирта» с блогером Андреем Потылицыным.

0

Недавно я делала своеобразный обзор чужого экспертного заключения. Что-то вроде рецензии, только «за кадром», сугубо для сведения адвоката. Этот документ натолкнул на мысль написать, какие признаки отличают лингвоэксперта-новичка.

0

Всё чаще я задумываюсь о том, что, несмотря на кажущееся разнообразие материала, действительно полезного контента для эксперта в интернете крайне мало. Просто крохи, которые приходится собирать, тратя массу времени и энергии. Статьи, написанные в лучшем случае лет 10 назад, кочуют с сайта на сайт, переписываются другими словами и превращаются в …

0

«Исчезла культура диалога. Вместо того, чтобы поспорить со мной, обсудить главную мысль моего текста, силовики возбуждают уголовное дело. У них нет другого ответа для меня, они просто отвыкли отвечать как-то иначе». Псковская журналистка Светлана Прокопьева, которую обвиняют в «оправдании терроризма с использованием СМИ», ответила на вопросы о лингвоэкспертной составляющей её процесса, своих планах и уроках, которые обществу предстоит усвоить из её дела.

0

На днях прочла на сайте ГЛЭДИС прямо-таки вопиющую новость. Уже заголовок наводит на мысли: «Эксперты, сделавшие экспертизу по делу В. Шевченко в Санкт-Петербурге, оказались ИП»…

0