Как распознать малоопытного лингвиста-эксперта

Недавно я делала своеобразный обзор чужого экспертного заключения. Что-то вроде рецензии, только «за кадром», сугубо для сведения адвоката.

Порой поступают просьбы высказать мнение о чужом заключении или об обстоятельствах дела, скажем так, для того, чтобы защитнику стало спокойнее на душе. Или чтобы он смог добавить некоторые существенные ремарки в судебные прения. Я почти никогда не отказываюсь: набираю свой личный корпус текстов, ставших объектом экспертизы, пусть и чужой. Это всегда любопытно и развивает профессиональную «мышцу».

Хотя я не люблю слова «рецензия», да и само это понятие размыто и в законодательстве не фигурирует, такое стороннее мнение специалиста часто помогает вскрыть недостатки непрофессиональной экспертизы, которую становится легче отвести как недопустимое доказательство.

И, хотя обычно рецензент в первую очередь обращает внимание на сильные и слабые стороны самого заключения, вполне наглядно перед понимающим читателем предстаёт профессионализм эксперта, заключение давшего. Или непрофессионализм.

Непрофессионализм, по моим наблюдениям, бывает в нашей области двух типов. Первый – когда специалист пишет заведомо заказную работу, притягивает факты за уши, занимается казуистикой и игрой в слова вместо серьёзного исследования. Это непрофессионализм корыстный, и его выявить непросто, поскольку автор хорошо, а иногда и блестяще владеет темой.

Второй тип – непрофессионализм, проистекающий из отсутствия у автора необходимого опыта. А подчас и какого бы то ни было экспертного опыта вообще.

Документ, который я «за кадром» проанализировала, натолкнул меня на мысль написать как раз о том, как можно распознать эксперта-лингвиста неопытного или малоопытного.

***

Подчеркну, что очень заметен бывает в чужих заключениях именно дефицит экспертного опыта. При этом общий филологический багаж у эксперта-новичка может быть солидным. Автор заключения может быть даже кандидатом наук. Однако, к сожалению, этого мало для успешной экспертной работы.

Вот по каким ошибкам можно узнать, что филолог – новичок в экспертном деле:

1.  В библиографии он ссылается на старые и очень старые источники. Как правило, это первые методички, изданные на заре становления лингвоэкспертной практики в России. Например, первые работы Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам, изданные в начале 2000-х годов, — сборник «Цена слова» (2002), пособия «Как провести лингвистическую экспертизу спорного текста» (2006), «Памятка по вопросам назначения лингвистической экспертизы спорного текста» (2004). Или материалы Фонда защиты гласности (сейчас признан в России иноагентом) – например, «Понятие чести, достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах массовой информации» (1997).

Безусловно, эти работы созданы в высшей степени авторитетными экспертами, и на момент выхода и долгое время после они по праву были настольными и для юристов, и для судей, и для экспертов. Однако на сегодняшний день есть масса новых методических материалов и монографий по вопросам судебной лингвистики, которые углубляют, а где-то и полностью меняют угол зрения на ключевые вопросы лингвистической экспертизы. Скажем, на понятие неприличной формы. Эксперт-практик обязан их отслеживать и хотя бы с основными новыми материалами знакомиться. И потом на них ссылаться.

Разумеется, не нужно становиться ханжами: сам факт, что поименованные мной работы или другие работы, скажем, 1980-х годов и ранее, присутствуют в библиографическом списке заключения, не указывает на непрофессионализм автора. Насторожиться нужно, если, кроме них, новых изданий нет. Эксперт обязан опираться на свежие источники, особенно методические. Не делают этого те, кто о новых методиках просто не знает.

2. Эксперт путается в понятиях. Например, к месту и не к месту упоминает «оскорбительность», «оскорбительную лексику», при этом подразумевая, что оскорбительными для адресата будут все номинации, которые негативно его характеризуют. Хотя, напомню, что в правовом смысле об оскорблении может идти речь только тогда, когда негативная оценка выражена в неприличной форме. Или, например, эксперт путает понятие «утверждение о фактах» (в правовом смысле) с лингвистической – грамматической – трактовкой утверждения (утверждение = повествовательное предложение).

3. В заключениях новичков обычно весьма обширный раздел «Термины», где досконально расписаны все спорные правовые понятия (например, «честь», «достоинство», «деловая репутация», «негативные сведения», «оценка», «мнение», «предположение») и иногда бывают собственно лингвистические («высказывание», «когезия», «индикатив» и подобные). Разумеется, собственно лингвистические термины следует пояснять. Однако опытный эксперт, во-первых, стремится использовать термины дозировано: они всё же затрудняют понимание неспециалиста. Он излагает ход исследования и выводы просто, ведь читать их будут люди без специальной филологической подготовки. А правовые термины на сегодняшний день вообще-то широко известны и десятки, если не сотни раз, освещены в специальной литературе. В том числе и в комментариях к кодексам. Так что «разжёвывание» терминов нередко маскирует отсутствие у самого эксперта ясного представления о специфике материала, с которым он работает.

4.  Новичок может не соблюдать необходимую структуру заключения, потому что подчас о ней не знает. Например, может не указывать полные сведения о себе, не указывать методику, которой он пользовался при производстве исследования, не называть методы исследования. Сейчас негосударственные эксперты почти повсеместно опираются на Методические рекомендации по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Минюста (2002 г.) в силу их универсальности и доступности (давным-давно выложены на сайте РФЦСЭ для всеобщего пользования). В пункте 2.4 этих рекомендация прямо говорится, что указание методик и методов – необходимый блок исследовательской части заключения.

5. Новичок в профессии неясно представляет себе пределы компетенции эксперта, поэтому берётся отвечать на правовые вопросы (например, «унижает ли высказывание честь и достоинство…», «носит ли текст экстремистский характер», «является ли высказывание оскорбительным»). Если такие вопросы перед экспертом поставлены, он обязан отказаться отвечать на них, ссылаясь на пределы своих специальных познаний.

6. Эксперт-новичок цитирует «Википедию» или подобные ресурсы (например, «Циклопедию»). Профессионал опирается только на словарные источники или официальные корпуса текстов (например, Национальный корпус русского языка), над которыми работают учёные, а не народные «знатоки».

7.  В библиографическом списке у новичков обычно нет статей. Присутствуют только пособия. Что ж, это само по себе неплохо (и иногда оправданно: пособие может содержать исчерпывающую информацию по теме), но порой говорит о том, что эксперт «не в теме» в своей профессиональной области и не читает отраслевую периодику.

8. У автора нет никаких публикаций по экспертным вопросам. Не только научных, а вообще никаких. Это не всегда показатель, но порой «незасвеченность» имени эксперта заставляет задуматься, проявил ли он себя вообще в профессии или буквально только что вышел «из сумрака». Лично у меня тоже на сегодняшний день нет именно научных публикаций по экспертной тематике, поскольку я много лет не веду научную работу, занимаюсь только практикой. Но у меня есть тематический блог и страницы на профессиональных ресурсах (например, на «Праворубе»), в открытый доступ выложены примеры моих заключений. У других известных экспертов масса публикаций в научной периодике, выходили книги и курсы. Всё это, безусловно, говорит о наработанной практике и опытности.

Вот лишь основные признаки экспертов-новичков, на которые стоит обратить внимание, если Вы, будучи, например, адвокатом, хотите исключить непригодную экспертизу из числа доказательств.

И в заключение я просто обязана сказать вот что.

Все мы когда-то были новичками. Неопытность – не причина для остракизма в отношении эксперта. В моих первых работах были все без исключения указанные ошибки, которые я, погружаясь в профессию всё глубже, со временем ясно увидела и ныне не допускаю. При желании и должном упорстве неофит со временем превратится в мастера, научившись на своих ошибках.

Но, скажу прямо, упорство есть очень у немногих. Большинству «и так сойдёт». Поэтому выбирайте эксперта, сто раз взвесив все «за» и «против». И да, мой совет: всегда выбирайте конкретного эксперта, а не просто учреждение. До заключения договора поинтересуйтесь, кто именно будет проводить исследование под эгидой выбранного ООО или АНО, попросите образцы прежних заключений этого эксперта. Ошибка может стоить солидных денег и нервов, потому что иногда даже самые прославленные ООО спешно подбирают эксперта-субподрядчика, чтобы не упустить выгодный заказ в наши турбулентные времена…

Спасибо за внимание!

Анастасия АКИНИНА.

Print Friendly, PDF & Email

Поделиться:

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *