Дело об оскорблении. Как понимать вывод эксперта о том, что в спорной фразе «содержится унизительная оценка личности»?

Действительно, что означает эта фраза в практическом смысле?

А ничего не означает. Да, вот такой сразу испорчу интригу. Если в выводе эксперта больше ничего не написано о спорной фразе, можно смело считать документ филькиной грамотой.

А теперь разберёмся, почему.

***

Анализируя заключение коллеги, я столкнулась с такой фразой: «Слово *** в высказывании *** содержит унизительную оценку личности сотрудника полиции». Поиску пресловутой  унизительной оценки посвящено всё исследование, упомянутой фразой так и пестрят выводы.

При этом в вопросах перед экспертом ставилась задача выяснить, являются ли некие определённые выражения оскорбительными для сотрудника полиции.

Во-первых, конечно, вопросы были изначально некорректными. Оскорбительный характер сведений устанавливает следствие и суд. Я об этом неоднократно писала и писать буду. Но сейчас речь о другом.

Задача эксперта-лингвиста по делам об оскорблении – установить, есть ли в спорной фразе или тексте: 1) несомненная адресованность высказывания конкретному лицу (именно тому, кто в итоге почувствовал себя оскорблённым), 2) унизительная оценка личности, 3) неприличная форма.

Под адресованностью я здесь понимаю не только непосредственную адресацию («ты такой-то»), но и отнесённость высказывания к конкретному человеку. В лингвистике это называется референцией («он такой-то».)

«Методика проведения судебной лингвистической экспертизы по делам об оскорблении» авторов Т.М. Изотовой, В.О. Кузнецова и А.М. Плотниковой (М.: ФБУ РФЦСЭ, 2016) упирает на второй и третий пункты. Даже специальные диагностические комплексы приводятся, чтобы выявить оценочность и неприличность.

Этой методикой пользуюсь и я в своей практике, воспользовалась и упомянутая коллега, проводя то исследование, о котором я сейчас рассказываю. Но я бы сказала, что, если имеются лингвистические доказательства по адресованности (референции) и неприличности, унизительна оценка становится вторичной. Нецензурщина в чей-то адрес подразумевает желание унизить и оценить негативно.

Ещё раз: задача лингвиста-эксперта – не просто установить унизительность высказывания. По делам об оскорблении необходимо в первую очередь понять и доказать, есть ли неприличная форма и относится ли вообще высказывание к конкретному человеку. Вот почему голый вывод эксперта о наличии унизительной оценки личности  не значит по делам об оскорблении ничего. Сколько словарных статей с соответствующими пометами ни приводи в заключении.

Статья получилась краткой, но зато строго по делу. До новых встреч!

Анастасия АКИНИНА.

Print Friendly, PDF & Email

Поделиться:

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *