Россинская или ФЗ «О ГСЭД»? Рецензию подчас тоже нужно воспринимать критически…

Rо мне в руки попала рецензия на заключение другого лингвиста-эксперта, выполненная в известном учреждении, специализирующемся на рецензиях.

Суть рецензируемого документа в данном случае не важна. А важна одна весьма странная вещь. Оказывается, рецензию подчас тоже нужно рецензировать: она, как ни прискорбно, может не оказаться истиной в последней инстанции, которой так жаждет ущемлённая в суде сторона. Во всяком случае, воспринимать рецензию, даже данную кандидатом или доктором наук со стажем именно экспертной работы, тоже следует критически. Вот тому пример.

Рецензент (к слову, доктор филологических наук с 5-етним стажем экспертной работы и общим стажем трудовой деятельности по специальности с начала 1980-х годов) пишет: «В отношении указанного в рецензируемом заключении эксперта о квалификации эксперта N необходимо отметить, что о реквизитах документов,  дающих в соответствии с законодательством РФ право проводить судебные лингвистические экспертизы по специальности «исследование продуктов речевой деятельности», необходимой для решения поставленных в определении суда вопросов, в вводной части заключения эксперта № *** от ***** г. напрямую (с указанием наименования документа, даты его выдачи и организации выдавшей документ), ничего не указано. Диплом о высшем образовании без аттестации на право самостоятельного производства экспертиз сам по себе не дает право выполнять судебные экспертизы». Подчёркивание и выделение полужирным было в тексте рецензии, оставляю, как есть. Ясно, что рецензент заостряет внимание читателя на том, что для участия эксперта в судопроизводстве ему необходимо иметь специальные документы.

Дойдя до этого места в тексте, я про себя удивлённо воскликнула: «Да неужели?» А мы-то думали (на основании закона, между прочим), что право проводить экспертизы, в том числе судебные, даёт документально подтверждённое наличие специальных знаний. Во всех ключевых процессуальных кодексах (УПК, ГПК, АПК, КоАП) экспертом называется лицо, обладающее специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле. Смотрите статьи 57 УПК, 84 ГПК, 55 АПК, 25.9 КоАП и 41 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ».

Суд вправе назначить экспертизу любому лицу, такими знаниями обладающему и способному документально это подтвердить. Как раз с помощью дипломов об образовании. При этом далеко не обязательно, чтобы это образование было именно экспертным. Хотя, скажем, весьма уважаемый мной автор Е.Р. Россинская в работе «Судебная экспертиза: типичные ошибки» категорично настаивает на необходимости иметь «экспертный» диплом.

Сертификация в России для негосударственных экспертов пока что носит добровольный характер. Во всяком случае, пока не приняты обсуждаемые обширные поправки в ФЗ «О ГСЭД». Переподготовка по экспертной специальности, аттестация и допуск к производству экспертиз определённого рода/вида необходимы работнику государственных учреждений.

Просто удивительно, что при обилии правовой и научной литературы, публикаций, конференций и форумов некоторые эксперты, рецензенты и, видимо, адвокаты (кто-то же заказал эту рецензию и затем предоставил в суд) до сих пор не знают процессуальных оснований назначения и производства экспертизы…

Далее наша рецензент, активно ссылаясь на всё ту же работу Е.Р. Россинской и Е.И. Галяшиной «Судебная экспертиза: типичные ошибки», делает удивительный по категоричности вывод: «Эксперт N не имеет документов на право самостоятельного производства судебных лингвистических экспертиз по экспертной специальности «Исследование продуктов речевой деятельности» – свидетельств на право самостоятельного производства экспертиз или сертификатов соответствия, которые должны иметь эксперты, выполняющие судебные экспертизы в соответствии с Федеральным законом от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», так как о них не указано во вводной части заключения эксперта и копии документов не приложены к заключению эксперта, следовательно, эксперт N не имела права выполнять лингвистическую экспертизу, назначенную судом по арбитражному делу № ***».

Здесь уже подчёркивание моё. Теперь уже я хочу заострить внимание читателя на высосанном из пальца выводе рецензента.

Иметь специальные документы обязаны только государственные эксперты. Кстати, напомню, что государственными считаются только эксперты, занимающие соответствующую должность в государственном экспертном учреждении. Сотрудники вузов, научно-исследовательских институтов или даже иных государственных организаций (например, министерств, больниц, таможни и других), не являющихся по профилю и Уставу экспертными, государственными экспертами считаться не могут.

Пока закон о ГСЭД не принят в новой редакции (а на дату 24 марта 2020 года это ещё не сделано), никто не вправе отвести назначенного судом эксперта только потому, что у него нет добровольной сертификации. Елена Рафаиловна Россинская – весьма уважаемый автор, но федеральное законодательство всё-таки выше и авторитетнее.

Мораль басни: к сожалению, рецензия – не панацея от всех болезней судебной экспертизы. Как и в случае с заключениями эксперта, рецензии пишут люди. Не покупайтесь сходу на рекламу известной фирмы. Всегда выясняйте наперёд, кто конкретно будет составлять рецензию, а затем ищите подтверждения компетентности рецензента, прежде чем делать заказ.

Анастасия АКИНИНА.

Print Friendly, PDF & Email

Поделиться:

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *