Психолого-лингвистическое исследование проводит один специалист. Что здесь не так?

На днях мне довелось читать заключение одного эксперта из… Впрочем, лучше не буду назвать город. Там много отличных специалистов-лингвистов, действует ассоциация экспертов, есть своя научная школа.  Дискредитировать мастеров из-за чьей-то халтуры совершенно не хочу.

Эксперт, которую я имею в виду, ни в местное, ни в какое-либо иное профессиональное объединение не входит. Во всяком случае, таких данных в заключении не было указано. Зато у нашего эксперта есть внушительный стаж, кандидатская степень по филологии, магистратура по «психолого-педагогическому образованию», всяческие «сертификаты соответствия» (даже по исследованию почерка!) и своя фирма, которая бодро «клепает» заключения весьма сомнительного, как мне показалось, содержания.

В упомянутом заключении нарушений масса. Взять хотя бы то, что эксперт, имеющая, на минутку, сертификат соответствия по специальности «Исследование письменной речи», не знает азов судебной лингвистики, устанавливая клеветнический характер сообщённых о конкретном лице сведений. То есть признаёт факт клеветы, выполняя за судью его работу.

С выходом эксперта за пределы компетенции при вторжении в правовую сферу всё понятно. Но есть ещё некоторая неочевидная вещь…

Я уже поднимала вопрос о том, может ли один человек проводить комплексные исследования. Да, ни профильный федеральный закон «О ГСЭД», ни планируемые обнародованные поправки в него, ни какие-либо иные законы и постановления этого не запрещают. В готовящихся поправках в закон об экспертной деятельности даже прямо оговаривается возможность проводить комплексные экспертизы одному эксперту, если у него есть нужные знания.

Но если Вы адвокат и Вам нужно заказать такую комплексную экспертизу или проанализировать уже полученное заключение по ней, обратите внимание вот на что. Даже если у выбранного специалиста есть нужное образование по двум  — или более, если нужно, — специальностям, например, по филологии и психологии, одного приложения его дипломов к заключению мало. Исследование изначально должно быть заявлена как комплексное, например, психолого-лингвистическое.

В упомянутом заключении нашего бравого эксперта, ничтоже сумняшеся решающей правовые вопросы, отражены результаты исследования, которое официально именовалось в шапке «лингвистическим». То есть ни о какой комплексности название официального документа (а заключение специалиста для суда – это очень даже официальный документ) не сообщает и никакой комплексности не предполагает.

Тем не менее, читая текст, обнаруживаем, что перед специалистом, проводящим собственно лингвистическое исследование, поставлен ещё и вопрос о том, какое психологическое воздействие оказывают спорные сведения на личность адресата, требующий познаний в психологии. И специалист под грифом «лингвистического исследования» на такой вопрос развёрнуто отвечает.

Да, у неё имеются документально подтверждённые познания и в филологии, и в психологии. Однако ответы на вопросы из двух областей знания в исследовании, которое официально не заявлено как комплексное, — это грубое процессуальное нарушение. Аналогичное вторжению в правовую сферу.

Напомню: выход эксперта за пределы компетенции – одно из серьёзнейших оснований, чтобы заключение оспорить. Часто сделать это помогает даже толковая рецензия, а не повторная экспертиза.

А ответ на заявленный в заголовке этой статьи вопрос таков. Убедитесь, что комплексное по сути исследование является комплексным и по документам, служащим основанием для его производства (постановление следователя, определение суда, договор на производство исследования). И если форма не соответствует содержанию, смело заявляйте ходатайство о признании этого заключения недопустимым доказательством.

Анастасия АКИНИНА.

Print Friendly, PDF & Email

Поделиться:

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *