Как мы прикрываем внутреннюю пустоту несовершенством законов

Я глубоко уважаю профессора Анатолия Николаевича Баранова.

Это не просто лингвист с именем и многолетним опытом, это и лексикограф, и преподаватель, и автор учебников, и, конечно, лингвист-эксперт – знаковая фигура в русскоязычном лингвоэкспертном сообществе.

Каждое его слово ловят студенты, любители языка и даже не менее авторитетные коллеги. Его книги стабильно переиздаются и, что удивительно, со временем не стареют (например, «Введение в прикладную лингвистику» впервые вышла в 2001 году – и до сих пор применяется в качестве учебника по соответствующему курсу).

При этом меня неприятно «чиркнула» недавно высказанная профессором мысль относительно бытования языка в пространстве права. Речь об интервью Федеральному агентству новостей (впервые опубликовано 25 июля 2019 года здесь (https://riafan.ru/1198218-ekspert-lingvist-obyasnil-kak-otlichit-podsudnoe-oskorblenie-ot-rugani), 29 июля перепечатано ГЛЭДИС (http://rusexpert.ru/news/kpt-ligvit-bv-byail-kk-tlichit-pdd-kbli-t-gi-.html)).

Вот отрывок из интервью журналисту Анне Клименко:

«— Получается, что квалифицированный эксперт-лингвист, владеющий методологией, относительно хорошо понимает, когда, что и кому можно говорить и какие выражения подбирать. Но как разобраться в этом говорящим — тем, кого могут привлечь к ответственности по административной или даже уголовной статье?

— Это проблема. Это проблема для общественной коммуникации. Вообще, я считаю, что должны быть чёткие правила, чтобы люди, которые участвуют в общественных дискуссиях, понимали рамки использования языка, в которых говорящий находится в безопасности с точки зрения права.

— А этих правил нет?

— А их сейчас в точности нет. Если постоянно нужно привлечение эксперта-лингвиста для того, чтобы определить, можно ли сказать так-то или нельзя, это конечно неправильно. Все мы постоянно участвуем в общественной коммуникации, и все участники должны чётко понимать, как можно и как нельзя. К сожалению, законодательство сейчас устроено таким образом, что очень трудно человеку, который имеет, например, начальное или среднее образование, разобраться, как ему можно говорить, а как нельзя. Но незнание закона не освобождает от ответственности. Например, какой-нибудь пенсионер говорит председателю дачного кооператива: «Ой, да иди ты на …» И вот за «иди ты на …» его могут привлечь по оскорблению в рамках КоАП. Это, конечно, неправильно.

— Как же решать эту проблему?

— Я не знаю, как должен быть устроен закон, но понятно, что он должен быть устроен так, чтобы эти случаи не подпадали под действие даже КоАПа. Либо должна быть такая правоприменительная практика, чтобы правоохранительные органы, суды к этим случаям относились терпимо».

В сущности, признанный теоретик и практик-русист, учёный и авторитетный эксперт говорит о том, что современное российское законодательство несовершенно – и почему же? Потому, что чётко не регламентирует, как «простому человеку», то есть обывателю без качественного образования, нужно говорить, общаться и вообще обозначать себя в мире.

Возможно, я выскажу крамольную мысль, но… Вам не кажется странным этот пассаж? Почему мы вообще ожидаем от закона, что он будет чётко прописывать, как и что говорить в повседневности? Почему мы сетуем, что нам не формализовали элементарное бытовое общение?

«Что можно и что нельзя» в языке, регламентирует не закон. Хотя многие далёкие от лингвистики люди думают, что «сверху» можно язык «зарегулировать», издав предписания, что, например, кофе теперь среднего рода.

На самом деле весьма наивно ждать от законодателей, что в Уголовном или Гражданском кодексе приведут список слов, которые «нельзя» — и тем самым снимут с нас, простых обывателей, ответственность за то, чтобы взращивать в себе культуру взаимного уважения. Перефразируя Булгакова, так и хочется воскликнуть: «Разруха не в клозетах законах, а в головах!» И там же, а не в объёмистых фолиантах кодеков, должен находиться свод моральных правил общения.

Проще говоря, от употребления мата или вульгаризмов нас должны удерживать не КоАП или УК, а внутренний цензор, который формируется совокупной культурой общества. Разве не сама жизнь, ежедневная практика коммуникации или бессловесного общения с людьми и природой ненавязчиво обучают человека (даже с начальным образованием, а то и вовсе без оного) элементарным правилам вращения в социуме? 

К сожалению, из рассуждений профессора А.Н. Баранова почему-то вычитывается следующая идея: мол, как жаль, что в законах не прописали правил и алгоритмов, люди теперь не знают, как общаться! Мы позабыли (или сознательно захотели проигнорировать) требования элементарной вежливости и взаимоуважения, которые раз и навсегда устанавливают: мат – это табу, даже если он не адресован конкретной личности. То есть если в общественном транспорте кто-то ругнулся в чей-то адрес матом, это оскорбление, за которое следует подвергнуть моральному остракизму, а если кто-то ругнулся в том же общественном транспорте просто так — это вроде как нормально.

Для того, чтобы не подпасть под статью, достаточно просто практиковать чистую речь. Не требуется вчитываться в кодексы, которые разрешат или не разрешат те или иные слова (и тем самым облегчат нам жизнь, не заставляя нас думать и себя дисциплинировать).

В одном профессор безусловно прав: если требуется постоянно привлекать лингвиста-эксперта, чтобы решать, можно ли сказать так-то и так-то, это явственно сигнализирует о пока ещё не осознаваемом искажении в общественном сознании. Или в коллективном бессознательном – кому как больше нравится. В обществе, где декларируется демократия и под нею подразумевается прежде всего свобода слова и толерантность в многонациональном социуме, мы отчего-то ждём, когда нам документально обозначат рамки допустимого в общении. Стыдливо снимаем с себя ответственность за уродливую речь: мол, раз это пока не запрещено законами, на которые можно сослаться, значит, так говорить вполне приемлемо. Оправдываем тотальную профанацию культуры банальным отсутствием академического образования. Слишком просто, вы не находите?..

Давайте не будем лукавить: на самом деле все прекрасно знают, чтó можно и чтó нельзя в речи, гдé находится грань и какую реакцию вызывает её пересечение. И люди с высшим образованием знают, и люди со средним, и люди с начальным. И даже люди с дошкольным образованием знают, «что такое хорошо и что такое плохо», если, конечно, они выросли не в асоциальной среде.

Проблема в том, что мы вполне сознательно переступаем эту грань, не желая искать другие способы разрешить конфликт или «слить» внутренне напряжение. Такое вот моральное «опрощение», которое – будем же честными – к законодательству не имеет никакого отношения. И не должно иметь.

А профессора А.Н. Баранова я по-прежнему глубоко уважаю. Спасибо ему за интервью, которое натолкнуло на такие интересные мысли и вывело на некоторые значимые обобщения.

Анастасия АКИНИНА.  

Print Friendly, PDF & Email

Поделиться:

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Questions taboues sur l'erection tmyuz.net

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *