В заключении эксперта встретились термины, которых нет в законодательстве. Что делать?

Чтение заключений коллег разной степени компетентности то и дело наталкивает на идеи для статей. Очередной мой камень преткновения – термины, встречающиеся в работах экспертов в изобилии. На днях «запнулась» о два новых, причём в одном и том же заключении, — «некатегоричное утверждение» и «убеждённое мнение».

И что с ними  делать?*

(*Для тех, кто не в теме: этих выражений даже близко нет в законодательстве. Но, поскольку эксперт их использовал, суду и вообще всем участникам процесса нужно с ними как-то обжиться. Я и самой себе задаю вопрос: как? Будем разбираться.)

***

Обычно разграничивать мнения и утверждения требуется по делам о диффамации (защите чести, достоинства и деловой репутации, она же ЗЧДиДР), а ещё клевете и – в последнее время – о фейках.

Основной вопрос, который ставится перед экспертом по таким делам: «Выражены ли такие-то сведения в форме утверждений о фактах, либо они выражены в форме мнений, предположений, оценочных суждений?» Формулировки могут немного разниться, я сейчас передаю суть.

При этом в рабочем для каждого эксперта-лингвиста постановлении Пленума Верховного Суда РФ №3 от 24 февраля 2005 года «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» упоминаются только 4 понятия, которые судам следует принимать во внимание по таким делам: утверждение (о фактах), мнение, убеждение, оценочное суждение. Чтобы сомнений не осталось, привожу цитату:

 «…судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности» (п.9).

Я бы в данном контексте объединила по смыслу понятия «мнение» и «убеждение», поскольку оба они характеризуют личные взгляды и пристрастия конкретного человека. Впрочем, даже так: на мой взгляд, мнение – это гипероним для целого ряда явлений, которые упоминаются в законодательстве по отношению к делам о диффамации, клевете и оскорблении. Как мнение можно рассматривать (и я в своих работах рассматриваю) всё, что имеет оттенок субъективизма, личного отношения к предмету или ситуации. Соответственно, оценочные суждения – это тоже форма мнения. Убеждения (в том числе, например, религиозные) – тоже форма мнения. Предположения – аналогично.

 С моей точки зрения, в спорном тексте вообще логично различать всего два больших класса суждений – утверждения и выражения мнения. Обычно мнения ещё дифференцируют на конкретный подвид (оценка, предположение, намёк и т.п.).

Впрочем, утверждения тоже бывают двух типов – прямые и скрытые (имплицитные). Хочу подчеркнуть, что «прямое утверждение о фактах» (оно же «фактологическое утверждение»; такая формулировка может встречаться в некоторых заключениях, и это нормально) и «скрытое утверждение о фактах» — это вполне приемлемые термины, которые описывают как раз то, что имеется в виду в законодательстве под словом «утверждение». Лингвисты совершенно справедливо оперируют этими понятиями, опираясь на данные своей науки. Так что к этим выражениям вопросов нет, в заключениях они имеют полное право быть.

А вот словесная эквилибристика вроде «некатегоричное утверждение» или «убеждённое (твёрдое) мнение» находится совершенно за рамками и законодательства, и, я бы даже сказала, вообще лингвистики как науки. Эти явление скорее можно отнести к прикладной отрасли культуры речи, которая учит, как нужно строить диалог, чтобы не задеть никого из участников и получить обоюдное удовольствие от общения.

Но это очевидным образом не то, что хочет увидеть в заключении эксперта судья, которому нужно вынести решение по делу. Применим-ка трансформационный анализ. По сути, «некатегоричное утверждение» — это нечто вроде ‘Я так сказал, но вы не принимаёте меня всерьёз, в правоте своих слов я не уверен’; то есть под маской «некатегоричного утверждения» прячется самое обыкновенное мнение.

А «убеждённое мнение» — это вообще плеоназм (излишнее многословие). Если высказано мнение, не так уж важно, какова у говорящего степень уверенности в нём. Оно не перестаёт быть мнением, и всё остальное не так уж важно.

Соответственно, если вам встретились в заключении эксперта  вышеуказанные выражения, предлагаю их сразу «перетолковать» на понятный язык: «некатегоричное утверждение» = мнение, «убеждённое мнение» = мнение.

К слову, нужно задуматься о квалификации эксперта, коль скоро он не понял, как свести вычлененные фразы к неким элементарные понятиям экспертного языка и предпочёл напустить туману.

Думаю, тему утверждений следует развить. Поэтому о них и поговорим в следующий раз.

Анастасия АКИНИНА,

негосударственный эксперт-лингвист, автор блога «ЛингЭксперт», член ГЛЭДИС, член Союза журналистов России.

Print Friendly, PDF & Email

Поделиться:

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *