Должен ли эксперт иметь убеждения

Коллеги! 

Этой аудиостатьёй я открываю новую и, надеюсь, интересную для вас рубрику с популярными вопросами, с которыми эксперт-лингвист сталкивается почти каждый день, и ответами на них.

Приглашаю послушать моё мнение о том, стоит ли лингвисту-эксперту иметь некую позицию в глобальном смысле. И, пожалуйста, не забывайте писать своё мнение в комментариях!

Текстовая версия:

Коллеги, этой записью я начинаю в своём блоге новую рубрику «Лингвистическая экспертиза в вопросах и ответах». Хотя в названии упоминается только лингвистическая экспертиза, я планирую делать аудиостатьи и по темам автороведения.

Идею вопросно-ответной системы я – честно призна́юсь! – позаимствовала в книге Иосифа Абрамовича Стернина «Основы лингвокриминалистики». Он включил в свой учебник этот очень «живой» и эмоционально выразительный блок с большим количеством «закавычек», с которыми чуть ли не повседневно сталкивается лингвист-эксперт. И этот блок, по моему мнению, чрезвычайно обогатил книгу. Некоторые поднятые вопросы и ответы на них мне настолько нравятся, что в будущем я процитирую их и в этой новой рубрике — с некоторыми своими дополнениями.

Далеко не случайно для самой первой аудиостатьи в рубрику я выбрала деликатную тему об убеждениях. Собственно, слово «убеждения» я включила в название для того, чтобы его не «размазывать» на несколько строк. Помните, в средневековой литературе, затем в литературе эпохи Просвещения были в моде многословные названиях книг и отдельных книжных глав, которые чуть ли не вмещали всё краткое содержание главы или целого произведения? Моя цель явно не в этом. Хотя под убеждениями я в данном случае понимала целый комплекс ментальных инструментов. Это и общие нравственные ценности, и гражданская позиция, и позиция политическая. Последнее в наши дни становится всё актуальнее, и многие более или менее известные в стране личности свою политическую позицию публично обозначают.

И, наверное, для лингвистов-экспертов вопрос можно поставить даже не так: мол, надо ли иметь убеждения или не надо. Это, в конце концов, личное дело каждого. Важнее вот что: стОит ли свои убеждения транслировать публично, если ты эксперт. Казалось бы, судебный эксперт — априори нейтральная сторона, которую привлекают сугубо ради её знаний. А знания, как мы привыкли считать, объективны и имеют нулевой политический «градус».

Вот что я скажу, уважаемые коллеги. В наши дни (подчёркиваю: именно В НАШИ ДНИ) это только кажется, что эксперта привлекают сугубо ради знаний. Особенно эксперта-лингвиста. На самом деле и суд, и следователь, а тем более сильный адвокат привлекает по своему делу КОНКРЕТНУЮ ЛИЧНОСТЬ. Человека, про которого он знает или слышал, что тот, например, делал заключения в резонансных делах по приглашению стороны защиты или, напротив, стороны обвинения. И определённым образом себя проявил – именно как личность. Например, взял взятку или не взял. Согласился найти лингвистические факты в пользу влиятельного лица или отказался, потому что фактов не было, даже принимая во внимание должности и регалии заказчика. Поддался на угрозы и провокации или не поддался.

Эти этические и ценностные моменты сегодня важнее самих знаний как таковых, хотя об этом прямо никто не говорит. Важнее учёных степеней и солидного места работы. Вот такая крамольная мысль вам на обдумывание.

Именно поэтому я считаю, что судебный эксперт должен прежде всего для самого себя обозначить, какие ценности он имеет и какую гражданскую позицию занимает. Не собираюсь говорить, какая позиция лучше, какая хуже. Всё субъективно. Но чёткое понимание этих моментов обязательно должно быть, потому что неизбежно начинает влиять на нашу работу и на судьбы людей в итоге.

Молчать, пытаться соблюдать нейтралитет, в том числе и в беседах со своей совестью, в современной России не получится. Вернее, может получиться, но чревато двумя опасностями. Обе ведут в конечном счёте к либо к материальному краху, либо – что хуже – к личностному.

Во-первых, вы просто сольётесь с массой. Ваше имя ничего не скажет абсолютному большинству потенциальных заказчиков. Как бы то ни было, назначение экспертизы или исследования – это в конечном итоге сделка. Даже если вы готовите заключение бесплатно. Тогда это сделка ради репутационных выгод или как раз-таки ради защиты своих ценностей.

Создавать себе имя и репутацию – необходимость, если хочешь сделать что-то достойное в профессии. В любой профессии, и в судебной экспертизе особенно. Потому что сегодня умный заказчик покупает не услугу по производству экспертизы. Он покупает выводы, подкреплённые авторитетом конкретного эксперта. Умных заказчиков сейчас большинство, и они обычно интересуются именем эксперта, даже если заказывают экспертизу у организации.

А уж совпадение с ценностями заказчика – это вообще главное условие назначения экспертизы эксперту лично. Во всяком случае, к такому выводу пришла я, сделав некоторые наблюдения. В эпоху интернета любого эксперта можно «пояндексить», посмотреть профиль в соцсетях, личный сайт, если таковой имеется. И оценивать будут не столько компетентность, сколько специалиста как личность. Насколько вы «живой», близкий по взглядам.

Может, это и выглядит парадоксально, но это свойство человеческой природы. Мы ведь и к парикмахеру ходим не любому, а к тому, с которым комфортно поговорить или помолчать во время стрижки. Даже к кассиру в магазине не подойдём или подойдём неохотно, если не нравится, скажем, его голос, или запах, или манера выражаться, или какая-то ещё мелочь. Это просто кассир, и то мы подсознательно или сознательно выбираем, вступить в контакт или нет. А от выводов эксперта зачастую зависит исход дела, а иногда и судьба человека. Эксперта выбирают куда придирчивее.

Во-вторых, вы будете выглядеть несовременным. В эпоху, когда в активную профессиональную жизнь вот-вот войдёт поколение рождённых в 2000-х, нежелание или неумение специалиста даже с глубокими знаниями быть современным может стоить с трудом построенной карьеры. Это люди с совершенно другим мышлением, и совсем скоро они будут нашими основными заказчиками.

Можно выдвинуть контраргументы, что, мол, судебная экспертиза и наука вообще никакой личной позиции не предусматривают. Главное – свой предмет, в данном случае филологию, знать на «ять». С одно стороны это верно: именно по части хода исследования, методов и выводов требуется объективность. Но это когда исследование уже назначено и специалист уже выбран. Позвольте напомнить, что даже в научной картине мира сегодня господствует постнеклассическая философия, в которой гуманитарное знание торжествует над естественным и в которой человек – это снова по большому счёту мера всех вещей. Сам исследователь – пожалуй, не менее интересный объект для исследования, чем любой другой объект, сугубо материальный и лишённый сознания. Так что в широком смысле личностного подхода не избежать даже в научной сфере.

Резюмируем. Разумеется, никто не вправе навязывать человеку идею о том, что он прямо должен, обязан иметь убеждения, иметь ценности, иметь гражданскую и – страшно сказать – какую-либо ясную политическую позицию. Тем более никто не вправе навязывать какие-то конкретные взгляды. Но для себя я сделала однозначный вывод: попытка соблюсти нейтралитет обойдётся слишком дорого. Во всех смыслах этого слова.

Вы слушали эксперта-лингвиста Анастасию Акинину, действительного члена ГЛЭДИС, члена Союза журналистов России. До новых встреч!

Print Friendly, PDF & Email

Поделиться:

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *