Можно ли считать хештег утверждением?

Недавно я опубликовала статью с моими заметками о деле лабинца, оштрафованного за репост карикатуры и провокационные хештеги про Путина.

Статья получила немало откликов, что указывает, конечно, на злободневность темы оскорбления власти.

Но этот кейс показался мне интересным ещё по одной причине.

В деле с репостом фигурируют хештеги, о которых нечасто упоминают в экспертной среде. Хотя бывают случаи, когда всё то, что задевает истца в тексте, концентрируется только в этих метках.

Например, материал, в котором автор подчёркнуто избегает утвердительных высказываний и все острые углы обволакивает отсылками к его личному мнению, может иметь хештеги #жулики, #ворьё, #преступника_надо_наказать, #местнаямафия, #коррупционерынамарше или что-то похожее. Несколько месяцев назад мне на глаза как раз попался пост из ЖЖ, состоящий из оценочных суждений, и только в заголовке и в хештеге было слово «жульё».

В связи с этим хочу сделать маленькое выступление на тему хештегов.

Вот как определяет само это понятие «Словарь языка интернета»:

Хештег, хештэг, хэштэг, хеш тег – содержательная метка для сообщений в виде слова или выражения, которая позволяет классифицировать и группировать их тематически.

Хештегу соответствует символ решётки — #. Связано с понятием тег.

От английского hashtag, образованного от hash «знак решетки — #» и tag «ярлык, этикетка».

//Словарь языка интернета/ Под ред. М.А. Кронгауза. – М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2016. – 288 с. – С. 230.

 

От себя добавлю, что хештег – это элемент гипертекста, то есть текстового гнезда, объединяющего разные материалы из Сети с помощью скрепляющих гиперссылок. Ещё одно важнейшее свойство: хештеги концентрируют главную тему текста.

И, разумеется, необходимо иметь в виду, что хештег – это всегда часть исследуемого текста. Даже если он стоит после заключительной точки, даже если отделён пробелами или фотографиями.

Опираясь на сказанное, я бы заключила, что слово, помеченное знаком #, в интернет-пространстве сродни газетной рубрике: так же очерчивает и круг вопросов, которые поднимаются в тексте, и круг потенциальных читателей.

Но, прибегая к этой аналогии с прессой, всё же следует признать, что хештег в смысловом и ценностном отношении больше, чем рубрика. Это своего рода смысловая свёртка текста и – совершенно точно – новый способ общения, чисто сетевой.

Некоторые учёные уже заметили и описали, что хештег, подобно заголовку, выполняет прежде номинативную функцию. Вернее, это только одна из его функций, но применительно к теме с разграничением мнений и утверждений эта функция самая важная. Мне кажется, что хештеги вроде #жульё, #ворьё, #преступление, #убийцы, #крадутнашиденьги сопоставимы со скрытыми утверждениями о фактах, приписывающими упоминаемым в тексте лицам конкретные поступки, которые можно проверить. Вот эта формулировка – «которые можно проверить» — и указывает на фактитивность подобных меток, то есть на то, что тут скрыта верифицируемая информация.

Подчеркну: мы сейчас говорим не о метках вроде #сволочи, #невозможныепридурки, #тошнотворныедебилы или подобных. Здесь невооружённым глазом видна оценочность, личный авторский стиль. Одним словом, мнение. Надо признать, что такого рода меток в Сети гораздо больше, чем фактитивных, потому что сама интернет-коммуникация по большому счёту направлена на то, чтобы каждому автору доступным ему способом проявить себя. Одна из важных функций хештега в этом смысле – стать инструментом творчества, самовыражения. Не зря так популярны индивидуальные хештеги, которые маркируют публикации только одного автора и демонстрируют его «писательский» почерк.

Но в этой статье я целенаправленно говорю о ситуациях, когда обтекаемая статья маркируется жёстким по смыслу словом, которое одно-единственное во всё тексте объективно может стать поводом для судебного разбирательства. Потому что подразумевает указание на общественно осуждаемую или даже преступную деятельность. И это указание читатель отлично распознаёт – в противном случае таких хештегов авторы не ставили бы.

То есть для хештегов как элемента сетевой коммуникации нужно использовать те же критерии разграничения мнений/оценок и утверждений (о фактах), которые применяются и для полноценных предложений и текстов в целом. А именно отслеживать семантическое наполнение (наличие определённых сем, коннотаций или даже пропозиций) и авторскую интенцию (какова коммуникативная цель автора, чего он хотел добиться, выбирая именно это слово).

Правда, есть один нюанс с семантикой таких слов, как «ворьё» или «жульё». Но об этом я расскажу в следующей статье.

Вот такой беглый абрис ситуации. Спасибо за внимание!

Анастасия АКИНИНА,

независимый эксперт-лингвист, автор блога «ЛингЭксперт», член ГЛЭДИС, член Союза журналистов России.

Print Friendly, PDF & Email

Поделиться:

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *