Можно ли использовать фельетон как повод для иска по делам о диффамации

На прошлой неделе на сайте журнала «Журналист» вышла моя статья «Можно ли использовать фельетон как повод для иска о диффамации». 

О чём она?

Привожу небольшой отрывок:

«Фельетонов сегодня почти не пишут.

И если в советской печати это был излюбленный способ не только освежить полосу, но и исправить неприятную ситуацию с помощью здоровой критики, то сегодня фельетона боятся. Боятся сами журналисты, наученные валом исков о защите чести и достоинства от обиженных чиновников и предпринимателей, не видящих грани между опорочением и высмеиванием за объективные проступки.

Публичная критика, несмотря на неоднократные замечания Пленума Верховного Суда и ЕСПЧ, понемногу стала восприниматься как нечто недозволенное. Даже если опирается на факты. Неужели правда, что писать о публичных или состоятельных людях теперь можно либо хорошо, либо ничего?

Хотя, конечно, есть и третий вариант – лить печатную жёлчь по заказу в качестве компромата, когда заказчик щедро оплачивает не только «чёрную» пиар-компанию, но и последующие судебные расходы. Это удел специфических изданий с определённой репутацией, а что делать журналистам, которые хотят исполнять профессиональный долг, публикуя факты? В том числе и в иронической модальности, естественной для публицистики.

Меня как практикующего эксперта всегда удивляла зашкаливающая популярность запросов на лингвистические экспертизы по делам о диффамации. Почти каждая критическая публикация оборачивается для журналиста и редакции обвинением. При этом всем участникам ситуации, и судьям в том числе, известно, что уважающий себя журналист сто раз перепроверяет сведения, прежде чем их обнародовать, и серьёзные утверждения основывает на серьёзных и обычно бесспорных фактах, таких, как, например, финансовая отчётность компании, сведения о доходах чиновника и его семьи от налоговых органов, судебные решения, видеозаписи очевидцев, комментарии правоохранителей…

Несмотря на такой, казалось бы, нерушимый фундамент доказательств, герои негативных публикаций с завидной регулярностью подают в суд. И, по моим наблюдениям, стала складываться парадоксальная и в каком-то смысле ужасающая ситуация: чтобы защитить себя от судебного преследования, автор публикации старается доказать, что он выражал личное мнение. Даже если статья опиралась на твёрдые факты.

Фельетонов сегодня почти не пишут.

И если в советской печати это был излюбленный способ не только освежить полосу, но и исправить неприятную ситуацию с помощью здоровой критики, то сегодня фельетона боятся. Боятся сами журналисты, наученные валом исков о защите чести и достоинства от обиженных чиновников и предпринимателей, не видящих грани между опорочением и высмеиванием за объективные проступки.

Публичная критика, несмотря на неоднократные замечания Пленума Верховного Суда и ЕСПЧ, понемногу стала восприниматься как нечто недозволенное. Даже если опирается на факты. Неужели правда, что писать о публичных или состоятельных людях теперь можно либо хорошо, либо ничего?

Хотя, конечно, есть и третий вариант – лить печатную жёлчь по заказу в качестве компромата, когда заказчик щедро оплачивает не только «чёрную» пиар-компанию, но и последующие судебные расходы. Это удел специфических изданий с определённой репутацией, а что делать журналистам, которые хотят исполнять профессиональный долг, публикуя факты? В том числе и в иронической модальности, естественной для публицистики.

Меня как практикующего эксперта всегда удивляла зашкаливающая популярность запросов на лингвистические экспертизы по делам о диффамации. Почти каждая критическая публикация оборачивается для журналиста и редакции обвинением. При этом всем участникам ситуации, и судьям в том числе, известно, что уважающий себя журналист сто раз перепроверяет сведения, прежде чем их обнародовать, и серьёзные утверждения основывает на серьёзных и обычно бесспорных фактах, таких, как, например, финансовая отчётность компании, сведения о доходах чиновника и его семьи от налоговых органов, судебные решения, видеозаписи очевидцев, комментарии правоохранителей…

Несмотря на такой, казалось бы, нерушимый фундамент доказательств, герои негативных публикаций с завидной регулярностью подают в суд. И, по моим наблюдениям, стала складываться парадоксальная и в каком-то смысле ужасающая ситуация: чтобы защитить себя от судебного преследования, автор публикации старается доказать, что он выражал личное мнение. Даже если статья опиралась на твёрдые факты«.

Полностью статью можно почитать на сайте «Журналиста»:

Читать статью о фельетоне
Print Friendly, PDF & Email

Поделиться:

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *