Сегодня расскажу коротенькую историю, иллюстрирующую нужность лингвистической экспертизы как вида деятельности. А заодно проиллюстрирую один частный, но очень показательный случай разграничения мнений и утверждений о фактах.

Выбирая эксперта, суду, следователю, адвокату или самому заказчику предстоит решить труднейшую задачу – о компетентности выбранного специалиста. Вот только понятие «специальные знания», повсеместно используемое в профильном законодательстве, нигде не разъясняется. Какие знания считать достаточными для того, чтобы быть лингвистом-экспертом? Как оценить компетентность конкретного специалиста? В общем, поговорим об образовании.

Недавно я опубликовала статью с моими заметками о деле лабинца, оштрафованного за репост карикатуры и провокационные хештеги про Путина. В деле с репостом фигурируют хештеги, о которых нечасто упоминают в экспертной среде. Хотя бывают случаи, когда всё то, что задевает истца в тексте, концентрируется только в этих метках.

В этот раз я решила отдохнуть от серьёзных материалов и заодно поэкспериментировать с форматами. Встречайте фотоподборку языковых несуразиц, собранную мной в разных уголках родного Ставрополья.

Разбираю кейс новгородской газеты «Ваши новости», которая стала соответчиком по делу о диффамации. В деле много интересных для лингвиста-эксперта деталей.

Несмотря на то, что в огромном количестве литературы по экспертизе тема оскорбления освещается очень и очень полно, раз за разом люди совершают одну и ту же ошибку. Спешат оскорбиться и подать в суд за любые выражения, которые их так или иначе задели. При этом игнорируют правовой смысл понятия «оскорбление». Недавно я в очередной раз столкнулась с подобным смешением понятий.

Я убеждена, что профессия судебного эксперта вообще, и эксперта-лингвиста в частности, подходит не всем. И даже не всем филологам. Одного диплома для успеха в профессий мало. А что ещё нужно?

Одна читательница блога прислала мне на почту вопрос: где учат на эксперта-лингвиста? И нужно ли для этой работы вообще специальное экспертное образование? Не найдя в интернете исчерпывающего ответа, я решила написать об этом сама.

К сожалению, в научных работах по гуманитарным дисциплинам, в том числе и по русистике, и по лингвоэкспертным вопросам в частности, давно процветает канцелярщина. Выражаться просто считается не только несолидным, но и ненаучным. Проблема ли это, или «всё хорошо, прекрасная маркиза»? Давайте рассуждать вместе.