Качественной экспертизу делает… заказчик. Именно он в силах сделать путь эксперта к выводам лёгким и прозрачным — или «завалить» экспертизу уже на стадии назначения, поставив некорректные вопросы. Как быть? Разбираемся вместе.

Что это — научная литература, добротный научпоп или просто развлекательное чтиво? Читать или не читать лингвисту-эксперту, что ценного можно почерпнуть для себя? Ну и наконец, «Код да Винчи» — это плагиат или всё-таки нет?

Разбираемся, есть ли лингвистические основания считать эту фразу оскорбительной и выражающей «неуважение» к власти?

Лингвистическая коллизия: налоговики запрещают организации использовать слово «федеральный» в названии. Правомерно ли это?

На днях прочла на сайте ГЛЭДИС прямо-таки вопиющую новость. Уже заголовок наводит на мысли: «Эксперты, сделавшие экспертизу по делу В. Шевченко в Санкт-Петербурге, оказались ИП»…

Имеет ли экспертное учреждение право вставлять в своё фирменное наименование словосочетание «судебная экспертиза»? Не ассоциируется ли слово «судебный» только с деятельностью судов? Давайте разбираться.

Хотя работа профессора А.Н. Баранова небесспорна в отдельных положениях, в целом это отличный учебник, излагающий азы профессии. Пожалуй, лучшего до сих пор в России не издано, хотя книга впервые увидела свет в 2007 году и с тех пор шесть раз переиздавалась.

Заключение в случае непредупреждения эксперта об уголовной ответственности вообще не имеет доказательной силы.
Поэтому рассмотрим особенности такого предупреждения со всей возможной дотошностью.

Рассмотрим, какие основные ошибки может допустить заказчик при назначении судебной экспертизы, в том числе экспертизы лингвистической.

В честь Дня родного языка позвольте сказать о том, почему знать русский язык полезно и выгодно. По крайней мере в России.