Как быть, если фамилии истца в спорном тексте и в определении суда о назначении экспертизы не совпадают?

Недавно я столкнулась с необычной ситуацией. Она выходящая из ряда вон и одновременно вполне ожидаемая от современной действительности, на которой явственно сказываются дефекты системы образования и истинно русская привычка полагаться на авось.

Мне пришло определение суда о назначении лингвистической экспертизы по резонансном тексту одной из ставропольских газет. В иске указана истица – назовём её, скажем, Василисой Сидоровой. Через своего адвоката она настаивает на экспертизе громкой статьи, в которой изложены якобы порочащие госпожу Сидорову сведения.

Место работы и должность истицы в определении суда не указаны.

В спорной статье рассказывается о злодеяниях нечестного бизнесмена Петра Сидорова, которого автор называет и уголовником, и мафиози, и причастным к «криминально-коррупционной гидре», запустившей свои щупальца во все силовые структуры региона.

При этом несколько раз автор вскользь упоминает, что бизнесмену Сидорову всё сходит с рук, потому что он пользуется поддержкой и связями занимающей хорошую должность супруги Василисы… Ивановой.

В определении суда указаны поставленные перед экспертом вопросы: «Содержатся ли во фрагментах текста статьи… негативные сведения об Истце или её деятельности и личных моральных качества?», «Если фрагменты исследуемой статьи носят негативный характер об Истце, то в какой форме они выражены…?»

Обратите внимание: в вопросах упоминается истец как процессуальная фигура, а не конкретный человек с конкретными именем и фамилией. Вот и получается ситуации, когда в определении суда и в спорном тексте фамилии субъекта не совпадают. В определении референт (истица) – Сидорова, в тексте – Иванова.

Как должен поступить эксперт? Кого понимать под «истцом»?

Если действовать сугубо по правилам и по логике, эксперту следует указать, что о субъекте, который в определении суда указан как истец, в спорном тексте речи не идёт. Потому что другая фамилия – это очень и очень серьёзная вещь, спросите любого нотариуса.

Второй вариант — подать ходатайство в суд с просьбой разъяснить, кого конкретно следует в данном случае понимать под референтом (лицом, о котором идёт речь в исследуемом тексте).

К сожалению, оба варианта существенно затянут сроки разбирательства, ведь в первом случае, скорее всего, будет назначаться повторная экспертиза, а во втором просто потеряется драгоценное время.

Я намеренно затронула эту тему, чтобы обратить внимание адвокатов и судей на три вещи:

1. Не нужно упоминать в вопросах эксперту процессуальные фигуры (истец, ответчик, свидетель и т.д.). Прописывайте конкретных лиц, например: «Имеется ли в статье негативная информация об Иванове Иване Ивановиче?»

2. Пожалуйста, следите за тем, чтобы фамилии референтов спорного текста в самом тексте и в определении суда совпадали. Особенно это касается женщин, которые могут менять фамилию, вступая в брак.

3. Всегда лучше проконсультируйтесь с экспертом по поводу корректности вопросов, прежде чем назначать экспертизу.

Если не соблюсти эти простые правила информационной и логической «гигиены», от экспертизы, которая призвана прояснить истину, не будет толку.

Анастасия АКИНИНА,

автор блога «ЛингЭксперт», независимый эксперт-лингвист, член ГЛЭДИС, член Союза журналистов России.

Print Friendly, PDF & Email

Поделиться:

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *